110002

1/100 Первый русский фрегат Орёл

Внимание, клей и краски в комплект не входят!

«Орёл» (1667-1669) — первый русский парусный корабль западноевропейского типа, сочетающий в себе элементы голландской и английской кораблестроительных школ.

По указу Царя Алексея Михайловича Романова корабль был построен в селе Дединово Коломенского уезда. Предназначался для охраны русских торговых судов на Каспийском море.
«Орёл» принято считать первым российским парусным кораблём, хотя ещё в 1636 году в России голландскими мастерами был построен корабль «Фредерик».
Заготовка леса для  мачт, рей и корпуса корабля производилась в районе Коломны, а железные детали и скобяные изделия поставляли каширские и тульские заводы.
В  мае 1668 корпус корабля спустили на воду, но в связи с тем, что отделочные работы были не выполнены в срок,  корпус корабля с установленными мачтами почти год провел  в Дединово.
В апреле 1669 года  кораблю было присвоено название «Орел», изображение орла  как государственного герба России было вышито на корабельных флагах. Капитаном  назначили голландца Девида Бутлера, и все остальные матросы были иностранцами. Весь путь, от Дединово  до Астрахани, занял три с половиной месяца.
Вступление в строй первого боевого корабля вызвало необходимость организации на нём корабельной службы. В Посольский приказ ( аналог современного Министерства иностранных дел) был представлен проект краткого морского устава в виде «письма корабельного строя». Это «письмо» состояло из введения и 34 уставных статей, в которых содержались основные правила корабельной службы, излагались обязанности и взаимоотношения командира корабля и матросов. Статьи эти, получившие утверждение царя, свидетельствовали о том, что постройка «Орла» была в жизни российского государства не случайным явлением, а серьёзным началом создания регулярного военного флота.

В 1670 году, вскоре после захвата Астрахани восставшими казаками Степана Разина, фрегат  «Орел» был захвачен бунтовщиками, но, судя по обнаруженным бумагам астраханского воеводства 1678 года так и не использовался по назначению и, простояв в течение многих лет в протоке Кутум, пришёл в негодность.